Country not specified
Unknown website Share

Apps4all

Страна: -
Город: -
Был онлайн: -
О себе:
 
08-07-2016, 11:04
Apps4all

Иван Киреев (ИТ-кластер Сколково): «Если технологическая компания инновационна, никакие барьеры ей не помешают»

​Рады представить Ивана Киреева, руководителя направления «Облачных и повсеместных вычислений» кластера информационных технологий фонда «Сколково». Мы побеседовали о самом фонде и взаимодействии с инновационными проектами, оценили перспективы новых технологий, в частности, облачных технологий и «Интернета вещей», а также затронули нынешнюю ситуацию на российском и мировом рынках.

Иван, здравствуйте! Расскажите немного о том, как создавался, и как работает IT-кластер фонда Сколково?

54887b65771715.80979005.jpg

Фонд Сколково – это экосистема, основной целью которой является поддержка и развитие инновационных технологических решений у нас в стране. Фонд объединяет пять кластеров: IT-кластер, Биомед, Энергетика, Космос и Ядерные технологии.

IT-кластер, который мы представляем – самый большой кластер в фонде, насчитывающий более 340 участников по всем городам России от Иркутска до Калининграда.

Наши цели можно подразделить по трём векторам:

  • поиск новых проектов, инновационных команд, технологических продуктов по всей России; 
  • финансовая поддержка проектов – это и грантовая поддержка, и налоговые льготы;
  • мы помогаем компаниям выходить на рынки, то есть коммерциализировать их продукты.

​То есть другими словами, мы занимаемся поддержкой технологий и их выводом на зарубежные и российские рынки.

Как начинающий проект попадает к Вам в руки, и как производится оценка перспективности и привлекательности проекта?

В фонде построена уникальная система, которая позволяет независимым образом с достаточной квалификацией оценивать инновационность проекта. Любой человек, любая компания может подать заявку через сайт – это буквально десять страниц обычного текста, в котором нужно сказать про технологию, коммерциализацию, рассказать про команду. Затем эта заявка попадает к независимым экспертам. В экспертной панели IT-кластера более 150 экспертов, и независимым образом компьютер выбирает тех или иных экспертов – мы даже не знаем их имена. Коллеги оценивают этот проект с точки зрения технологической инновации, потенциала в области коммерциализации, силы команды и т.д. Поэтому когда данные эксперты голосуют и выносят свой вердикт о том, будет ли проект участником Сколково или нет, они выражают взгляд, независимый от фонда, что для нас очень важно.

Это какая-то автоматизированная система оценки? Зачем?

Да, поскольку у каждого из 150 экспертов есть определенная профессиональная область: робототехника, облачные технологии, микроэлектроника и т.д. Приходит заявка от проекта, который, предположим, разрабатывает какое-то SaaS-решение. Соответственно, система случайным образом выбирает экспертов именно в той области, к которой относится проект, то есть, например, к облачным технологиям. В результате из 40-50-ти экспертов получается 5-10, которые затем голосуют.

Давно вы уже занимаетесь отбором стартапов?

Основная задача фонда была и есть сейчас – повышение процента инновационного ВВП, то есть какой-то процент ВВП нашей страны должны занимать инновационные технологии. Фонду уже несколько лет, и мы работаем над этой долгосрочной задачей. У нас больше тысячи инноваторов во всём фонде и более 340 в IT-кластере.

Если суммарно считать, сколько проектов проинвестировано?

Есть понятие инвестиций с точки зрения грантовой поддержки, и если говорить об IT-кластере, то из тех 340 участников грантовую поддержку получили 80 компаний. Это означает, что у нас достаточно серьезный фильтр, чтобы получить статус и не менее серьезный фильтр, чтобы получить грантовое финансирование. Обусловлено это тем, что, предоставляя финансирование проекта, мы не претендуем ни на долю, ни на процент выручки – по сути дела, это безвозмездная сумма, которую компания получает на развитие технологии.

В каких областях деятельности находятся проинвестированные проекты?

У IT-кластера есть порядка 10 инновационных приоритетов, по которым мы, соответственно, распределяем проекты. Среди них инновационные тренды: 

  • ​Big Data;
  • Облачные технологии;
  • Робототехника;
  • Новые средства хранения информации;
  • Телеком;
  • Системы компьютерного инжиниринга и т.д.

Мы покрываем основные технологические тренды в IT-сфере.

А есть 1-2 направления, у которых самый большой приоритет, и почему?

Я в кластере курирую облачные технологии, и в частности, «Интернет Вещей» (IoT). Вы знаете, что по недавнему отчёту Gartner «Интернет Вещей» попал в ТОП наиболее перспективных технологических решений. Поэтому «Интернет Вещей» я бы выделил, как один из основных приоритетов IT-кластера на данный момент.

А облачные технологии – в чём их основное развитие?

Сейчас большое количество облачных технологий развивается в направлении так называемых частных и гибридных облаков. Создаются новые методики по передаче данных, по их обработке – вследствие ежегодного увеличения количества передаваемых данных проблема Big Data становится всё более актуальной. Необходимы алгоритмы, которые очень быстро и с большой точностью будут решать те или иные задачи.

На каких стадиях Вы инвестируете проекты? О каких суммах идёт речь?

У нас имеется специальный документ, который регламентирует стадийность проекта. Всего мы выделяем 4 стадии:

  • ​Так называемый Мини-грант, когда мы даём финансирование и не требуем софинансирование. Сумма – до 5 млн рублей. Компания может использовать эти деньги на разработку прототипа, проработки идеи.
  • Первая стадия – фонд даёт 75% финансирования, но компания должна привлечь еще 25% инвестиций. Эта стадия подразумевает создание технического задания и такого прототипа, который подтверждает ту или иную идею. 
  • Вторая стадия – фонд даёт 50%. На этом этапе компания создаёт, альфа-версию версию системы.
  • Третья стадия – завершающий этап, когда проект выводится на рынок, коммерциализируется. Здесь соотношение 25/75%.

Под другими компаниями подразумеваются другие фонды?

Да, это могут быть и другие фонды, и частные лица, и бизнес-ангелы.

Какие из проинвестированных проектов уже сумели себя окупить и стать полноценным бизнесом?

У нас большое количество компаний, которые не просто являются технологическими инноваторами, но и полноценные игроки на рынке – российском и зарубежном.

Из них, например, можно отметить Rock Flow Dynamics – компания, которая доставляет IT-решения для сейсморазведки. Они уже работают с крупнейшими нефтяными компаниями.

Компания DATADVANCE представляет компьютерный инжиниринг и известна на зарубежном рынке – сотрудничает с Boeing, Michelin и т.д.

Компания «Иридиум» в области интернета вещей – небольшая команда около 20 человек из Нижнего Тагила, которая пришла около года назад в IT-кластер и представляет решения для автоматизации умного дома. Данная компания за короткий срок стала лидером в России и уже практически является лидером в Европе и даже в США по предоставлению мобильных платформ для умного дома.

Недавно команда прошла жесткий отбор на стартап конференции Slush в Финляндии и выступала на главной сцене перед многочисленной аудиторией.

Вы можете инвестировать один и тот же проект на разных стадиях?

Да, есть случаи, когда проект пришёл к нам на первую стадию, мы его проинвестировали, затем предоставили грант на второй и на третьей стадии.

А становится ли заметна некая конкуренция между фондами? Ведь команды на рынке одни и те же, а в хороших проектах заинтересованы все инвесторы. Какие действия осуществляются, чтобы сохранить роль главного фонда инновационных проектов?

Действительно фонд «Сколково» является флагманом по поддержке экосистемного инновационного направления у нас в стране. Основные отличия нас от других фондов: во-первых, мы предоставляем гранты, не требуя ничего взамен, во-вторых, наш фокус, как я уже говорил, концентрируется на двух составляющих – компания должна предоставлять технологическую инновацию и обладать потенциалом для коммерциализации.

Для венчурных фондов, венчурного капитала компания может не иметь какую-то технологическую инновацию и при этом может быть достаточно успешна в коммерческом плане. Также венчурные фонды предпочитают финансировать те продукты, которые уже практически вышли на рынок – у них уже есть первые продажи. Фонд «Сколково» ставит задачей поддержать талантливых разработчиков на так называемой «Долине смерти», когда компания ещё только начинает формироваться. Венчурные фонды на этой стадии не дают деньги, а мы помогаем еще на этапе разработки выводить проект на рынок.

То есть с Вашей стороны есть какое-то образовательное участие?

Абсолютно верно, потому что фонд «Сколково» – это глобальная экосистема. Мы активно развиваем менторскую панель – это порядка 40 известных и успешных в IT-бизнесе персон, которые оказывают менторскую поддержку. Это очень важно, т.к. мы понимаем, что зачастую совет и какая-либо рекомендация более важна, чем финансовое вливание.

Также мы предоставляем уникальную систему по акселерации, как здесь, так и за рубежом. Буквально несколько недель назад мы представляли несколько компаний кластера в Силиконовую Долину в акселератор – как один из методов поддержки. Мы проявляем большую активность в поиске и продвижении наших компаний в России и на зарубежных рынках, предоставляем условия, чтобы команда встретилась с крупными компаниями: банковский сектор, нефтяные компании и т.д.

Как на Вашей работе и работе стартапов сказывается общая нестабильность политической и экономической ситуации?

Моё мнение, что текущее положение на рынке – это огромный вызов для наших технологических стартапов, чтобы занять те ниши и направления, которые команды не могли занять раньше. Поэтому та политическая и экономическая ситуация – это большой шанс для наших компаний занять новое место, приобрести новых клиентов.

Шанс внутри России работать?

Я могу сказать четко: если технологическая компания инновационна, никакие барьеры ей не помешают – продаваться как за рубежом, так и у нас в России. У нас есть масса примеров, когда наши технологически инновационные компании успешно продавались как в Европе, так и в Соединенных Штатах, так и в России.

Как Вы смотрите на тенденцию переезда бизнеса в Россию? То есть, насколько я знаю, молодые компании стараются базироваться где-то за рубежом, чтобы сократить расходы на налоги и т.д. Насколько опасен тот же антиофшорный закон для малого бизнеса?

Немного повторюсь, но если компания имеет технологический потенциал, то она может базировать персонал как в России, так и за рубежом. Она может иметь головной офис здесь в России, а за рубежом иметь представительства для продаж. Несколько наших компаний таким образом и действуют.

Ну ведь не всегда инновационность приносит заработок, а компаниям ведь нужно зарабатывать.

Если есть инновационность, это значит, что есть конкурентное преимущество. И роль Сколково - помочь компании развивать продукт и становиться успешным игроком на рынке.

Вы были на конференции «Открытые инновации 2014»? Как Вам мероприятие?

Да, я там был – замечательное мероприятие. Считаю, что очень правильно был выбран вектор позиционирования наших компаний, наших инновационных решений в азиатский рынок, потому что, действительно, мы сейчас очень плотно работаем с компаниями из Южной Кореи, Китая на построение новых технологических партнёрств, бизнес-партнёрств. Поэтому, я надеюсь, в следующем году мероприятие привлечёт ещё больше участников.

Поговорим немного об «Интернете вещей». Сейчас это только красиво звучит и вызывает непонимающий взгляд у рядового пользователя. На каком всё-таки этапе находится сейчас это направление, и какие перспективы?

Опять же, возвращаясь к данным Gartner, эта технология самая перспективная на текущий момент в IT индустрии. Об этой технологии действительно много говорят, но и на ней много зарабатывают. Если говорить о каких-то цифрах, то речь идёт о 15 триллионах долларов бюджета к 2020-му году. Компании и в Европе, и в США, и в Азии, и сейчас уже пошел интерес в России – крупный бизнес, бизнес-индустрия заинтересована в применении данных технологий, потому что сенсоры, которые основаны на микроэлектронике в производстве достаточно дешевые. За последние годы микроэлектроника сделала огромный шаг вперед, и с точки зрения размеров, и с точки зрения стоимости. По оценкам экспертов, чтобы заменить все процессоры в мире достаточно всего 3-4 месяца – такие огромные мощности фабрик и заводов по производству микроэлектроники.

Другой момент, что данные имеют большое значение - какой среднестатистический чек газа, электроэнергии, и т.д. Компания Google больше чем за 3 млрд долларов купила компанию Nest, которая разрабатывает интеллектуальные электронные реле для мониторинга энергетических показателей в США.

Хочу подчеркнуть, что именно здесь у российских стартапов конкурентное преимущество, потому что у нас уникальные программисты, лучшие математики, которые предоставляют фантастические алгоритмы по обработке этих данных от сенсора. Представьте, что каждая микроволновка, холодильник, датчик форточки – везде будут продукты микроэлектроники, которые будут передавать данные в интернет. Эти данные каким-то образом надо обрабатывать. Именно здесь высокая конкурентоспособность наших компаний, и она уже подтверждается – компания «Иридиум», о которой я уже говорил уже практически один из мировых лидеров по предоставлению мобильной платформы для обработки этих данных.

Где в быту можно уже наблюдать «Интернет вещей»?

Могу сказать, что у компании «Иридиум» уже есть уникальные внедрения – это отель Armani в Дубае, Яхта «Princess» - одна из ТОП-10 яхт во всём мире, оборудования системой «Умный дом», точнее «Умная яхта».

Считаю, что в ближайшем будущем каждый дом будет оборудован этими датчиками, потому что экономия электроэнергии, энергоресурсов достигает более чем 20%.

А каков интерес промышленности? Вы изучали спрос в этой области?

Промышленность здесь стоит на первом месте, потому что речь идёт о робототехнических станках, которые оборудованы сенсорами: измерение расстояния, температуры и других показателей технологического процесса. Производство также заинтересовано в применении «Интернета вещей» в области экологии – это сенсоры, которые меряют влажность, температуру и так далее. Ну и самое важное, естественно, медицинская составляющая. В первую очередь, это связано с большим направлением Men’s Health, Women’s Health, которое развивается в Европе. Люди заинтересованы в поддержке своего здоровья – когда у вас есть какое-то портативное устройство, например, браслет, который измеряет не только ваш пульс, но и давление, глюкозу, и позволяет на основе этих данных рекомендовать ту или иную пищу или занятия.

Как эти изменения отразятся на отрасли мобильной и остальной разработки?

Здесь абсолютно четко наблюдается вектор интеграции решений от сенсоров в мобильные телефоны, потому что все продукты, которые позволяют анализировать ваши показатели, будут предоставлены через телефон.

Например, компания «Иридиум» предоставляет вам планшет, и вы с его помощью управляете всем вашим домом, или яхтой, или, соответственно, отелем.

Через сотовый телефон можно будет управлять вашим здоровьем. Например, дистанционно наблюдать, в каком состоянии у вас бабушка, предположим. А в Европе сейчас много проектов, позволяющих узнавать о состоянии домашнего питомца – можно узнать, поел он, не поел и т.д.

Насколько остро стоит вопрос безопасности в проектах «Интернета вещей»? Всё-таки, интернетизация нашего окружения – это и риски утечек информации в самые непредсказуемые стороны.

Это один из самых актуальных вопросов сферы «Интернета вещей». Евросоюз выделил больше 15 млн долларов на проект Butler, который занимается вопросами безопасности протоколов и IT-безопасности в сфере «Интернета вещей».

Для инноваторов в России это большой шанс стать разработчиком систем, которые предотвращают утечки, вирусные атаки, поскольку одно дело, если вирус поразил электронную почту – она просто перестанет работать. Если же вирус поразил ваш кардиостимулятор, то речь идёт о совершенно других рисках.

Ваш ТОП-3 лучших гаджетов, придуманных человечеством за последние 10 лет? :)

Хороший вопрос :)) За последние десять лет, мне кажется, на первом месте iPhone, придуманный Стивом Джобсом в 2005 году. На втором месте я бы расположил iPad. И на третьем, пожалуй, будет Google Glass, которые мне очень нравятся – надеюсь, в скором времени они приобретут массовый характер.

То есть, дополненная реальность также не на последних местах по перспективам?

Безусловно. С учётом того, какой процент молодежи проводит время за компьютерными игрушками, используя элемент дополненной реальности, 3D-очки и т.д. Поэтому, я думаю, технология будет очень востребована.

Поделитесь планами и целями фонда на ближайший год, и как Вы планируете их достигать?

Одна из наших главных целей, как я уже говорил, повышение процента ВВП, связанного с инновациями – наша задача растить инновационные проекты, которые будут успешны не только в России, но и за рубежом. То есть, одна из подцелей – повышение объём сделок, связанных с международным партнёрством, для нас это очень важно.

Какие шаги мы должны сделать? В первую очередь, мы понимаем, что одна из наших платформ и программ по предоставлению менторской поддержки позволит начинающим командам, талантливым программистам делать правильные первые шаги, и благодаря совету менторов существенно повышать продажи и развитие. Затем мы планируем плотно работать с нашими международными и российскими партнерами: это крупные компании Cisco, Samsung, Intel, Техносерв, Софтлайн и др., которые являются партнёрами IT-кластера, потому что их технологическая экспертиза и экспертиза в области бизнес-продвижения достаточно важна для наших инноваторов.

Большое спасибо, что уделили время на беседу. Желаем дальнейших успехов и интересных проектов!

 
интервью
сколково
Skolkovo
ИТ-кластер
фонд Сколково
интернет вещей
Иридиум
iRidium
Datadvance
Rock Flow Dynamics
стартапы
0 0 0

Чтобы оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться